Оставить отзыв
Darina Артур. (Эпизод из службы участковых)

АРТУР.

Шла осень 1993 года. Еще два года назад Великий и Могучий Советский Союз приказал долго жить. Многие люди не работали, а если и работали, то получали гроши, а то и вовсе не получали зарплату месяцами. Бывшие советские граждане впервые в жизни познали, что такое безработица и нищета.

В это время в небольшом сибирском городке Артур Денисенко рос неплохим, спокойным, общительным мальчиком в неблагополучной семье. Он родился в 1980 году. Мать и  отец погибли в автокатастрофе через год после его рождения. Он остался с бабушкой и сильно пьющим родным дядей – сыном бабушки Николаем.

Дядька напивался каждый день до безумия и издевался над Артуром как мог. Таскал Артура за уши, за волосы, избивал. Бабушка была в меру выпивающая,  но всегда почему-то стояла на стороне своего сына, а не внука.

Не смотря на обстановку в семье, начальную школу Артур закончил без троек.

Артур годами копил в себе ненависть к дядьке,  но поделать ничего не мог. Однажды вечером Артур пришел домой из школы. Дядька был как всегда пьяный и начал высказывать Артуру очередные гадости:

-   Ну, чё? Пришёл, щенок! Навязался на мою шею! На хрена ты мне тут нужен, выкормыш! Корми  тут тебя, пои!

Артур не стерпел и ответил:

-         Достал ты меня уже, дядька! Выросту, уйду от вас.

-         Уйдешь, как же! Не дождусь я этого наверно никогда.

Дядька попытался схватить Артура за ухо,  но тот увернулся. Дядька в результате упал со стула и обозлился еще больше. Попытался поймать Артура и тот побежал из зала на кухню. Дядька – за   ним. Опять,  запнувшись, упал, что привело его в ярость. Николай забежал на кухню, глаза у него налились кровью:

-Убью, щенок!

Весь его вид не вызывал никакого сомнению, что он сейчас действительно убьёт Артура. Николай потянул к шее Артура свои руки.  Артур от страха забился в угол возле кухонного стола. В этот момент Артур увидел на столе кухонный    нож и, быстро схватив его,  ударил им дядьку в живот, после чего убежал из квартиры. Дядька скончался на месте.

Потом были допросы, психиатрические экспертизы. На момент совершения  преступления несовершеннолетний Артур был  признан находившимся в состоянии аффекта, т.е., как гласит уголовный Кодекс: «Убийство, совершенное в состоянии внезапно возникшего сильного душевного волнения (аффекта), вызванного насилием, издевательством  или тяжким оскорблением со стороны потерпевшего, а равно длительной психотравмирующей ситуацией, возникшей в связи с систематическим противоправным или аморальным поведением потерпевшего». В связи с несовершеннолетием Артур не был осужден.

С этого времени Артур изменился до неузнаваемости. Как будто душа убитого им дядьки переселилась в него. Он стал  плохо учиться, попробовал самогон. Почти каждый день кричал на свою бабушку Нину Ивановну. Требовал у нее денег. Через год стал токсикоманить - нюхал ацетон. Через пару лет Артур подсел на героин.

* * *

Новый участковый инспектор лейтенант милиции Снегирёв Евгений Владимирович недавно ещё получил звание после стажировки. Он пришёл в милицию после службы по контракту  в вооруженных силах.  Принял должность и познакомился с одним из первых из числа так называемых в милиции «жуликов» с Денисенко.

 

*  *  *

В территориальный одел милиции (ТОМ) по телефону поступило сообщение скорой помощи о попытке суицида  Денисенко. В дежурные сутки наряд материал не отработал, т.к. Артура ни в больнице, ни дома не застали. Снегирев впервые пришел в квартиру Денисенко.  Артур двери открыл. Запустил внутрь. Левая рука у него была забинтована. Худощавый, смуглый, среднего роста, Артур производил впечатление неглупого парня.

-Зачем вены-то вскрывал,- спросил участковый.

- Да, достало всё…

Впервые общаясь с Артуром, Снегирёв пытался его разговорить, «прозондировать» его личность. Делал участковый это как-то интуитивно. Никто этому его не учил. Весь какой-то напряженный, нервозный, Артур был похож на загнанного жизнью щенка. Отобрав объяснение о  том, что Денисенко попытку суицида совершил добровольно, что его никто до самоубийства не доводил, участковый пошел дальше по участку отрабатывать другие материалы.

* * *

Нина Ивановна издевательства внука терпела долго. Внук её часто избивал, требовал денег уже на наркотики.  Бабка боялась его и ходила по подъезду, просила у соседей денег в займы до пенсии. Деньги отдавала внуку. Когда Артуру исполнилось 22 года, бабке его было уже 72 года. Артур совсем распоясался и бил бабку практически каждый день. В конце концов, она пошла к участковому:

-         Бьёть меня внук-то, - жаловалась она, - деньги постоянно требует на наркотики свои. Вчерась я ему сказала, что денег нет, так он вырвал подлокотник от дивана и им по голове меня ударил несколько раз.

-         Убийством угрожал при этом? - спросил Снегирёв.

-         А как же, конечно угрожал. Кричал «Убью тебя, старая карга!».

-         И деньги при этом требовал?

-         Нет, денег при этом не требовал.

-         Заявление писать будете?

-         Конечно, буду. Посадите его в тюрьму, пожалуйста. Жизни нет никакой.

-         В тюрьму его за угрозу убийством, конечно, вряд ли посадят,  но с чего-то же надо начинать с ним бороться.

 

Принял заявление, зарегистрировал, как положено в дежурной части территориального отдела милиции. Дошел с бабкой к ним домой. Позвал  понятых и начал оформлять протокол осмотра места  происшествия. Изъял подлокотник от дивана. Потом прошел по соседям, опросил косвенных свидетелей происшествия. Собрал характеристику.

 

Артура застал дома вечером. Бабки дома не было.

-   Ну, здравствуй. Что ж, Артур, не живется спокойно? Ты чего над бабкой издеваешься?

-     Я не издеваюсь, - ответил Артур.

-   А что ты делаешь-то, по-твоему. Короче, бабка на тебя заявление написала, сейчас со мной пойдешь в отдел.

-   Я не пойду никуда.

-  А куда ж ты денешься? Не создавай проблемы ни себе, ни мне, а то придется тебя ещё вдобавок и суток на 15 посадить. Есть желание?

-   Нету, - пробурчал Артём.

 

В кабинете отдела состоялся разговор с Артуром, который отпираться долго не стал. Снегирев объяснил,  что не в интересах Артура «идти в отказ» и даже дал возможность написать явку с повинной.

Артур произвел на участкового двоякое впечатление. Разговаривал он напряженно, видно было, что боится. Складывалось впечатление, что был он когда-то нормальным пацаном, как все, да вот, не сложилось в жизни.

 

Уголовное дело по статье 119 УК РФ «Угроза убийством» в отношении Денисенко было возбуждено. Дознаватель довела дело до суда. Нина Ивановна с внуком в суде примирилась.

-  Так ведь плакал он в суде-то, Евгений Владимирович,- рассказывала она при  встрече участковому. Жалко мне его стало.

- А он-то Вас жалел?!- с укором спросил участковый,- Так бы ему сейчас дали условно и он бы боялся уже Вас обижать, а теперь он безнаказанность почувствует и неизвестно, что дальше будет вытворять.

 

Так всё и вышло. Бабку Артур ещё несколько раз избивал, она писала заявления, теперь уже по причинению ей побоев, на угрозу убийством эти факты не «тянули». Материалы направлялись напрямую мировому судье. Нина Ивановна, как и большинство граждан в таких случаях, в суд не ходила. Судья по указанной причине отказывал в рассмотрении заявления. После причинения побоев в третий раз, участковый решил собрать материал в отношении Денисенко для возбуждения уголовного дело по статье «Истязание».

 

Артур вновь не долго отпирался, свидетельская база и акты судебно-медицинских освидетельствований по 3 фактам причинения побоев Нине Ивановне сделали свое дело. Артур  получил 1 год лишения свободы с испытательным сроком один год, т.е.  год условно. Это был уже хоть какой-то результат.

 

30 декабря 2003 года Соловьёв дежурил в отделе участковым по разбору семейно-бытовых конфликтов. Дежурному по отделу поступил вызов  на адрес Денисенко. Звонивший пояснил, что их сосед Денисенко похитил у своей бабушки золотые серьги. Приехав с водителем на адрес, Снегирёв застал её дома одну.  Нина Ивановна плакала:

- Сказал: «Денег давай!». Я ответила, что где их взять-то? А он: «Тогда серёжки снимай!». Я сказала, что серёжки не отдам. Тогда он как заорет на меня: «Снимай быстро, а то вместе с ушами оторву!». Вид у него был очень злой, я испугалась, что  правда серёжки вместе с ушами оторвёт, и сняла их сама. Отдала серёжки Артуру. Он с ними ушёл куда-то. Наверное, уже продал и опять наркотики свои купил.

Задержанный в эту же  ночь Артур в кабинете участкового в очередной раз долго не опирался. Написал явку с повинной. Статья была уже тяжкая – грабеж с угрозой применения насилия. Артур был арестован и после суда этапирован в зону.

Через год Снегирёв получил запрос из места отбывания наказания Артуром. В запросе был поставлен обычный для участкового вопрос, будет ли Денисенко проживать после освобождения на указанном им адресе.

-Да…,-сказал Снегирёв своим двум коллегам Киселёву и Трифонову,- боролся, боролся я с Денисенко, а его за тяжкое преступление условно-досрочно за хорошее поведение освобождают. Опять над бабкой будет издеваться…

У каждого участкового на столе как всегда лежала куча материалов, запросов, рапортов и других документов. Кто-то писал ручкой, кто-то печатал на доисторической печатной машинке. Не удивляйтесь, еще в 2003 году компьютер в отделе был только у секретаря… Сотовых телефонов тогда тоже практически ни у кого не было. Сотовый телефон был еще предметом роскоши.

-Когда-нибудь сделает кто-нибудь, чтобы меньше стало бумаг или нет? - в сердцах спросил Киселёв,- Всё валят и валят эти бумаги, конца края не видно. Лишний раз по участку некогда пройтись, с населением пообщаться. Так нет, всё больше и больше писанины придумывают!

-Это  точно,- ответил Трифонов,- раньше намного проще было работать, бумаг намного меньше было, а власти больше было и население милицию уважало и боялось. А сейчас только и хотят, что всячески милиции опоганить…Сами бы здесь поработали, посмотрел бы я на них.

 

Артур освободился осенью 2004 года. Падала пожелтевшая листва. Часто моросил дождь. Слякоть, грязь. А работа у участковых не спрашивает о погоде. Делай всё вовремя, раскрывай преступления, оформляй административных правонарушителей и так далее в любую погоду и в любое время года. Да еще этот план – будь он не ладен. И кто только первым придумал «палочную систему»? За месяц каждый участковый обязан был выявить или раскрыть 2 преступления и составить 20 административных протоколов. Текущую работу тоже никто не отменял. И попробуй хоть на день позже сдай какую-нибудь бумажку. Он начальника достанется намного хуже, чем за нераскрытое преступление. Будто сроки исполнения сильно волнуют население, или от них зависит общественный порядок…

 

Артур пришел к участковому встать на учёт сам. Поговорили. Артур разговаривал спокойно:

-Я был в активе лагеря. За примерное поведение меня освободили.

-Ты бабку не обижай, а? – сказал участковый, опять ведь посажу.

-Да нет, всё, хватит. Больше не хочу жить, как до отсидки,- ответил Артур.

«Хотелось бы верить,- подумал Снегирёв, - но ведь есть старая милицейская мудрость, что бывших наркоманов не бывает…»

-Ладно, иди.

За осень Нина Ивановна ни разу не обращалась по поводу поведения внука.

 

30 декабря в дежурную часть ТОМ «Залесье» поступило  сообщение по телефону о том, что Денисенко закрыл у себя в квартире дочь соседей и не открывает металлическую дверь своей квартиры. На  просьбы  родственников отпустить девушку он не реагирует, кричит через дверь что попало.

Снегирёв выехал на место происшествия на дежурном «УАЗике» вместе с дежурным «опером». Хорошо зная Денисенко, Соловьёв предполагал, что легче будет найти с ним общий язык. Однако, Денисенко на просьбы участкового открыть двери прокричал: «Я не окрою тебе, ты меня постоянно бьёшь! Спустись вниз, увижу тебя в окно, тогда окрою!» Удивленный реакцией Денисенко (Соловьёв вообще никогда не бил его), участковый спустился и встал перед подъездом. Денисенко встал на подоконник открытого окна  своей квартиры на 5 этаже и прокричал:

- Что, Снегирёв, хочешь на мне очередную звездочку заработать?!

Снегирёв  в ответ прокричал:

-Если бы мне за каждого, как ты, звезду давали, я бы уже давно генералом был!

Было около 16-00. К подъезду стекалась толпа зевак. Не каждый день посмотришь на такое «шоу». Один парень подошёл к Снегирёву и спросил:

-Чё, опять «Дикий» чудит!

- Да, ответил Снегирёв, достал он уже меня!

Меткую кличку «Дикий» Артуру дали местные жители.

Артур продолжал кричать из окна:

- Снегирёв, спорим на ящик водки, что я сейчас из окна выпрыгну!

Честно говоря, Снегирёву даже  захотелось поспорить с Денисенко, так он его уже довёл. Но что-то его остановило:

-Артур, так если ты спрыгнешь, ты убьешься же, кому я тогда буду ящик-то ставить?!

Артур задумался и слез с подоконника.

-Во, идиот! - слышалось из собравшейся толпы зевак.

Только позже Снегирёв понял, что интуитивно не поспорил с Артуром, потому что мог сам потом попасть под статью уголовного кодекса «Доведение до самоубийства».

На место  происшествия на крутой иномарке  приехал зам. прокурора Чергин с прокурорским следователем.  Оба были одеты по гражданке. Чергин спросил:

-Что здесь случилось-то.

- Да, мой старый «клиент» чудит, - ответил Снегирёв,- соседскую девчонку запер у себя в квартире и не выпускает.

 

Светка сидела на стуле посредине зала Дикого. Он вышел на балкон с пакетом, в который налил ацетона. Начал дышать этой гадостью. Светка потихоньку попыталась выйти из зала, но Дикий обернулся и заметил это. Догнал в коридоре, усадил на стул. Ударил её кулаков в область левого глаза. Взял кухонный нож:

-Ты чё, убежать хотела? Убью, сука!- помахал перед ней ножом.

Светка не на шутку испугалась. Свою кличку Дикий оправдывал сполна.

 

В дверь квартиры стучался опер, зам. прокурора, родственники Светки. Дикий отвечал  только матом, что двери не откроет.

 

Дикий в очередной раз вышел на балкон с пакетом. В этот раз Светке удалось выбежать в коридор и отпереть дверь. В дверь вломились опер и брат Светки. Выбежавший в коридор Дикий сразу же получил удар кулаком в глаз от брата Светки. Щёлкнули наручники. Сопротивления Дикий не оказывал.

 

Снегирёв оформил  протокол осмотра места происшествия, при понятых изъял  нож.

 

-Я по соседству с Артёмом с детства живу, - плача рассказывала участковому в его кабинете Светка,- Он, когда освободился, и увидел у меня мой сотовый телефон, сказал, что ему понравился телефон. Попросил меня продать ему его,- Светка швырнула носом, вытерла рукавом слёзы,- Договорились на следующий день встретиться у него в квартире, чтобы он  посмотрел телефон. Пришли к нему, а я передумала телефон продавать и сказала об этом ему. Артур после моих слов как с ума сошёл. Начал на меня кричать, требовать, чтобы я продала ему телефон. Я не соглашалась, тогда он ударил меня по лицу и сказал, что не выпустит меня из квартиры. Я плакала. Мать по видимому услышала это (мы живем этажом ниже прямо под квартирой Артура) и пришла вместе с моим братом к двери квартиры Артура…Потом я попыталась убежать, когда Артур ацетон «чухал» на балконе. Он меня поймал, ударил,  нож взял, помахал им передо мной.

Снегирёв всё быстро записывал на стандартный лист бумаги:

-Убийством угрожал, когда ударил или когда нож демонстрировал?

-Да, кричал, что убьет меня.

-Испугалась, что правда может убить?

-Конечно, испугалась. Он какой-то невменяемый стал, злой, страшный…

-Значит, пишу, что угрозу убийством в свой адрес восприняла реально?

-Конечно, так и пишите.

 

Около 4-00 утра, когда Дикий пришел в себя, Снегирёв начал с ним разговор:

- Ты чё делаешь-то опять? Совсем что ли озверел?

- А чё я делал-то?- удивлённо спросил Дикий.

- А скажи ещё, что ничего не помнишь?

- Не помню…

- Тогда будем вместе вспоминать…

 

Дикой был арестован по подозрению в совершении двух преступлений – «Угроза убийством» и «Незаконное лишение свободы».

***

Минимум две планерки в день  проходили всегда бурно. Начальник службы участковых уполномоченных всегда находил на кого покричать. Зам.начальника отдела по линии милиции общественной безопасности (МОБ) тоже любил у себя собрать участковых. А если еще и начальник отдела соберет, то в день может быть до 4-5 планерок. Когда же работать?

 

Очередная утренняя планерка. Начальник участковых Яков Яковлевич задает (не поглядев внимательно на аудиторию) вопрос участковому Бахнину по поводу отсутствия на планерке его старшего участкового Шустрова, (а Бахнин сам отсутствовал):

- Бахнин, а где Шустров?..

- А где Бахнин?!

Планерка продолжалась. У Якова Яковлевича падает на пол ручка. Участковый Докторов ее поднял и, шутя, говорит:

-Моя ручка?

В ответ:

-Положи на место!

Докторов положил ручку обратно на пол…

Затем зазвонил не замолкающий круглыми сутками один на 15 человек телефон. Яков Яковлевич с недовольным видом поднял трубку. Затем нажал на кнопку отключения телефона, и только после этого поднес трубку к уху. Со строгим выражением лица послушал - телефон молчал. Положил трубку на место.

Служба шла своим чередом…

 

 

 

P.S. Недавно узнал, что  Артур жил с какой-то девушкой, у них родился ребенок. Она его бросила. Он после этого повесился и месяц висел в квартире...

Автор-Евгений Александрович.

 

Отметки

Зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий

    Нет комментариев
Внимание! Фотоконкурс!