Перекати поле и Богомол.

В сентябре 2016 года лежу на берегу моря на острове Кипр в 12 километрах от Ларнаки. Берег почти безлюден. Волна небольшая. Красивые облака плывут надо мной. Неожиданно мимо меня покатились шары%2C последним был узнаваемый шар перекати-поле больше моего роста. Я пустился догонять. А ветер загнал его в воду. По земле шар%2C кружась%2C летел вприпрыжку будто дитя%2C перебегающее дорогу. Мне вспомнилось%2C как писатель-земляк Виктор Петрович Астафьев по телефону всегда начинал разговор так: “Откуда ты теперь%2C перекати-поле?” И вот сейчас крутящаяся колючка зримо показала мне прожитый путь: восемьдесят один год кружусь по белу свету%2C сохранил всего лишь жильё-мастерскую в Дегтярном переулке. Женитьба едва не закончилась выселением за сто первый километр или тюрьмой%2C сотня посаженных мною деревьев ушла под воду Красноярского моря вместе с могилами предков. Фильмы%2C мною снятые в количестве пятнадцати названий%2C принадлежат режиссерам%2C авторам текстов и музыки%2C а доставшиеся мне звания%2C медали и грамоты лишь пища для зависти людской. Для меня настоящая награда – звание “Ветеран труда”%2C сокращающее оплату за жилье

Судорожно я схватил фотоаппарат и прошу друга-тезку Вершинина снять меня с перекати-поле. Когда я стал тащить шар из моря%2C на меня с колючек спрыгнул богомол и вцепился в голову. Я машинально болтанул головой в надежде избавиться от его присутствия. Но не тут-то было! Богомол отчаянно цеплялся – я ощутил кожей черепа боль. Прошу Толю: “Снимай крупно богомола!” Я поворачивал голову перед объективом%2C как это делал Шукшин на съемках “Печек-лавочек”. Фотосессия затянулась Вцепившийся в меня богомол заставил меня сравнить эту ситуацию с судьбой Шукшина%2C выпрыгнувшего из сибирского далека в киномир%2C где сплоченная артель творцов и администраторов от С.Герасимова%2C М.Ромма и Бритикова до Ростоцкого и Чухрая%2C умело спихивали Василия Макаровича в омут профнепригодности и невежества. Макарыч же с Менделеевской въедливостью отстаивал самобытную державность Руси. Я в подробностях наблюдал%2C как ему выкручивали душу и мозги на разных уровнях власти%2C а он никогда ни в чем не сдавался%2C и погиб%2C “угнетая себя до гения”. Многие его современники наблюдали его интеллектуальный взлет и нарастающую тягу к нему русского люда. Богомол же%2C после того как я зашел в заросли вокруг могучего дерева%2C незаметно исчез. Дай бог ему многие дни и сезоны. Надо же%2C как лихо он додумался вскочить на сухой участок моей головы. А Шукшин по совету Михаила Шолохова только собирался укрыться в глухомани сибирской – не успел!

Так два далеких друг от друга чуда природы – перекати-поле и богомол – осенили меня почувствовать конкретно смысл прожитого. Как точен был писатель С.Н.Дурылин%2C записавший в 1926 году: “Не только снег тает. Все тает. Так истаяла русская поэзия. Истаяла русская культура. Истаяла Россия”. В 2017 году след всех вселяющих надежду русских личностей тает в памяти поколений. Господь милостив! Вера православная возродит душу русскую!

Фотографии%2C сопровождающие мои слова%2C помогут поверить мне.

А.Д.Заболоцкий

В определенном смысле автор затрагивает глубины человеческой души%2C вспоминает друга и соратника – Василия Макаровича Шукшина и русскую культуру…